(Болг.)

Иеремия. Сказание о Крестном Древе

Слово Иеремии-пресвитера о Древе Честном и о возвещении Святой Троицы

Сказание о Крестном Древе пресвитера Иеремии — апокрифическое сочинение, относящееся к древнейшему этапу истории болгарской литературы. Время его создания на основе свидетельств позднейших списков отреченных книг определяется в пределах середины — второй половины X в. Источником вдохновения для автора послужило переводное и также апокрифическое Слово о Крестном Древе, приписанное Григорию Богослову. Но миф о происхождении Креста Господнего в Сказании существенно отличается. Иеремия скомпилировал мотивы существующих апокрифов с заимствованиями из Писания и собственными дополнениями. Сказание сохранилось в болгарской, русской и сербской рукописной традиции. В средние века оно было достаточно широко известно.

В списках отреченных книг Иеремия именуется еретиком-богомилом, более того — учеником или даже сыном Богомила, легендарного основателя ереси, а иногда и отождествляется с ним. Хронологически первое вероятно, однако, как правило, отвергается в науке. Явных следов богомильства в Сказании нет. Впрочем, с учетом характера богомильства как широкого и многоуровневого движения вопрос не следует решать однозначно.

Библейские сюжеты Иеремии были сравнительно неплохо известны до царя Соломона включительно — после этого он заполняет незнание даже не сведениями из апокрифов, а откровенными, не имеющими греческих прототипов вымыслами. Крайне плохо знал он и канонические Евангелия, а точнее, знал только отдельные фрагменты (благодаря церковным чтениям), не всегда представляя контекст. Потому кажется, что Священную историю Иеремии заменяла какая-то компиляция вроде древнерусской Толковой Палеи. Ее старейшая редакция (собственно Палея Толковая) доведена как раз до времен Соломона. С Палеей Сказание имеет целый ряд в том числе и текстуальных параллелей. Мог он знать и переводы византийских хроник (Иоанна Малалы?), либо извлечения и компиляции на их основе.

Среди апокрифических сюжетов, вводимых Иеремией, есть впервые появляющиеся в известной нам литературе благодаря ему. Некоторые имеют лишь побочное значение для основного сюжета — хранения неизвестными доселе «разбойниками» будущего Крестного Древа для грядущего Христа. Такие отступления характеризуют недюжинную фантазию писателя и способность его переплетать самые странные вымыслы с отрывочными выдержками из Писания.

 

Сюжет: I.19

Мотивы: А8, Б28, З5

 

Использованное издание:

Соколов М.И. Материалы и заметки по старинной славянской литературе. Вып. 1. М., 1888. С. 73–211.

Перевод на русский язык:

Родник златоструйный. Памятники болгарской литературы IXXVIII вв. / перевод И.И. Калиганова и Д.И. Полывянного. М., 1990. С. 88–102.